В телеком-индустрии никакого кризиса нет

Мобильное телевидение, высокоскоростной доступ в Интернет в любой точке любого города, сотовый телефон, как универсальное платежное средство – все это станет обыденностью в ближайшем будущем. О том, как скоро наступит это «будущее», и что готовы сделать участники телекоммуникационного рынка для пользователей уже сегодня МЕДИАТРОНу рассказывает генеральный директор ОАО «Вымпелком» Александр Торбахов.

- Каковы перспективы развития Интернета в регионах, в первую очередь, речь идет конечно же о сетях мобильной связи?

- Наш приоритет сегодня – это, безусловно, широкополосный Интернет и никто не собирается снижать объемы инвестиций ни в фиксированный доступ, ни в 3G. Обоим направлениям дается зеленый свет. При этом я уверен, что ни одно из них не сможет полностью завладеть рынком. Даже говоря о перспективе в пару десятилетий, я не понимаю, как у фиксированного Интернета может быть отобрана пальма первенства в высокой скорости и пропускной способности. Причем, ставку надо делать на «оптику», а не на ADSL. Скорость передачи данных по оптическим каналам практически не ограничена – ограничения накладывает разве что конечное оборудование.

С другой стороны, понятно, что в сельской местности и в районах с низкой плотностью застройки фиксированный Интернет сегодня нерентабелен. Поэтому правильным решением проблемы является развитие мобильного Интернета, в том числе, развертывание сетей четвертого поколения. 3G сегодня дает значительное повышение скорости при теоретическом максимуме 10 мегабит до реальных - 1-2 мегабитов. Но даже эти показатели адекватны спросу. Львиная доля пользователей занимается серфингом по сети, а, к примеру, открывая страницу сайта «Одноклассники» Вы не заметите большой разницы между соединением на скорости 512 килобит или 2 мегабит.

Мобильный Интернет тоже имеет свою нишу. Причем, хочу отметить, что им пользуются в настоящее время в основном «фиксированным» образом. Абсолютное большинство наших клиентов потребляет мобильный Интернет стационарно: люди покупают USB-модем и пользуются им так же, как если бы пользовались «проводным» Интернетом.

- Готов ли мобильный Интернет конкурировать с фиксированным доступом по цене?

- Ну, по цене мы уже близки – хотя, конечно, тарифы отличаются от региона к региону. Месяц назад я был в Мичуринске Тамбовской области. Просто подряд останавливал людей на улицах и разговаривал. Для них даже 300-500 килобит – это полное счастье, потому что в некоторых районах города ADSL выдает скорость порядка 30 килобит в секунду скорее всего по причине устаревшего оборудования у оператора. При этом цены на этот продукт и наш USB модем абсолютно сопоставимы.

Потенциал к выравниванию цен по отношению к фиксированному доступу, конечно, есть. Доказательством моих слов является то, что случилось с рынком мобильной связи. Мы все хорошо помним, что происходило с ценами на сотовую связь последние десять лет. Мобильный Интернет проделает этот путь не за десять лет. Вопрос в масштабах. Понятно, что когда компания только выходит на рынок и у нас всего сто клиентов, то услуга стоит одних денег. Мы разворачиваемся, начинаем усреднять издержки, и уже через год-два пользователь видит совершенно другие цены. Это закон развивающегося рынка.

При этом, сегодня компании видят большой интерес к услуге - абоненты готовы платить деньги, а операторы иногда просто не успевают за спросом. Был момент на переходе 2008 и 2009 годов, когда операторы приостановили инвестиции. Решили, что начался кризис. На самом деле оказалось, что влияние кризиса на телеком-индустрию ограничено, и все на полных парах начали двигаться дальше.

- Сети второго поколения – EDGE - есть уже практически везде, сейчас идет развитие 3G, когда можно будет говорить о полном проникновении последней?

- Здесь есть небольшая тонкость. Очень часто спрашивают: почему нельзя полностью перейти на третье поколение и забыть о втором? Ответить на этот вопрос просто. К сожалению, распространение телефонов, поддерживающих 3G, еще не дошло даже до уровня в 20%. То есть если вы построите сеть 3G и отмените 2G, то четыре пятых населения просто не смогут пользоваться мобильной связью. Поэтому происходит не замена, а постоянное добавление - 3G просто строится рядом. В отличие от, например, Японии: вы приезжаете и вообще не видите на экране телефона буквы «E» (наличие EDGE – прим. МЕДИАТРОН). Там везде 3G. В свое время государством была озвучена такая политика, и страна полностью перешла на сети третьего поколения.

Чем, в этом плане лучше 4G? Представьте себе, что сегодня все имеют телефоны, поддерживающие сети третьего поколения. Все равно бы мы не перешли полностью на 3G, потому что 2G работает, в том числе, в диапазоне 900 МГц, а 3G – около 2 гигагерц. Соответственно зона распространения сигнала у последнего меньше. Поэтому если бы у нас работало только 3G, то какие-то населенные пункты просто выпали бы из радиуса действия сети. Мы очень ратуем за LTE(сети четвертого поколения – прим. МЕДИАТРОН), потому что связь здесь работает в том числе и в диапазоне 700 – 800 МГц. Соответственно зона охвата будет даже больше, чем у EDGE. С этой точки зрения, технология LTE – а не WiMAX, работающая на высоких частотах – социально значимее, так как мы «интернетизируем» больше населенных пунктов.

- Раз уж мы заговорили об LTE, можно ли называть какие-то сроки появления сетей четвертого поколения в России?

- Нет, нельзя. Технология готова, и сети запущены в тестовом режиме в Стокгольме и Осло, сейчас «четвертое поколение» разворачивают японцы. К концу года подтянутся американцы. Мы уже продемонстрировали LTE в Казахстане, а две недели назад на выставке «Связьэкспоком» в Москве - причем, именно в низком диапазоне. Скорость передачи данных колебалась от 50 до 60 мегабит в секунду.

Проблема во внедрении только одна – получение соответствующих разрешений от государства. Частот сегодня нет. О сроках, повторюсь, говорить сложно. Могу сказать, на что я надеюсь – все решится примерно за год, и еще за год мы построимся. Этому не препятствует ничего, кроме нерешенности вопроса с выделением частот. Некий прогресс есть. Когда тема LTE поднималась в первый раз - прошлой осенью - в обществе существовало большое непонимание, что это, зачем это, некоторые даже говорили, что LTE существует только в теории. Сегодня буквосочетание «LTE» не вызывает вопросов, все участники процесса осознали, что весь мир движется в этом направлении. Последний месяц случилось вообще чудо – самые горячие адепты WiMAX (операторы, которые занимались этим диапазоном профессионально) вдруг стали говорить: «Будущее - в LTE».

- Давайте сместимся немного в другую плоскость: сегодня все чаще о мобильном телефоне говорят, как о своеобразном платежном устройстве. В этом направлении есть какие-то подвижки?

- Пока это незначительный объем нашего бизнеса, хотя «Вымпелком» и продвинулся гораздо дальше конкурентов Перспективы проекта - блестящие. Волей судьбы случилось так, что мобильный телефон оказался в кармане каждого россиянина. Это ставит операторов в гораздо более выигрышную позицию по сравнению с банкирами, которые мечтают о пластиковой карте в каждом бумажнике. Последнее иногда имеет место быть, так как многие сейчас получают зарплату на карту, но типовой способ использования вы знаете лучше меня: обычный человек один раз подходит к банкомату и снимает всю наличность. Здесь много причин: и доверие финансовым институтам, и наличие точек приема карт, и восприятие клиента относительно удобства пользования.

Сотовый телефон – совсем другая история: аппарат есть у всех, более того, на счету уже лежат деньги. Вопрос только в способе совершения платежа, ведь надо, чтобы это было очень быстро и очень удобно. Такая технология есть – называется NFC - английская аббревиатура Near Field Communication. Смысл ее заключается в радиоконтакте на крайне малом расстоянии. Платежный терминал представляет собой устройство похожее на то, через которое «прокатывают» пластиковые карты. Правда, непосредственный контакт не нужен: вы просто подносите телефон, и на экране появляется вопрос «Вы желаете заплатить N рублей», абонент нажимает «Ок», происходит транзакция. Деньги могут списываться как с банковского счета, так и со счета мобильного оператора.

Во Франции сейчас запускается проект национального масштаба, в котором участвуют все четыре местных оператора связи, крупнейшие банки. Начать было решено с оплаты проезда в общественном транспорте.

Мы уже собирались и разговаривали на эту тему – операторы и банкиры готовы сотрудничать. В настоящее время идет диалог по поиску формата. Французский опыт внушает оптимизм, но о сроках говорить пока рано. Всплывают все те же проблемы с регуляторикой – законодательство в России в принципе не понимает, что такое счет не в банке, что такое платеж не при помощи наличных или платежного поручения в банк. Нужно менять и банковское законодательство, и законодательство в области связи.

- Какие перспективы в области мобильного телевидения? Об этом много говорили, но потом тема постепенно угасла.

- В Москве в опытной эксплуатации мобильное ТВ от «Билайн» находится с прошлого декабря. Нельзя сказать, что услуга массовая. Есть ниши клиентов, которые этим заинтересовались – база составляет несколько тысяч человек. Вопрос опять с регуляторной областью. Кто мы – вещатели, операторы?.. Технология опять попала в пограничную область – между сотовой связью и телевидением, - которая законодательно четко не отрегулирована. Какие лицензии выдавать компаниям - неизвестно. Надеюсь, в ближайшее время все уладится. Но уже сейчас вы можете приобрести соответствующий аппарат и смотреть мобильное ТВ. В ближайшее время мы перейдем на немного другие технологии, и количество пользователей должно возрасти. Что касается регионов, то пока мы находимся в некой стадии осмысления, насколько это нужно местным абонентам и в каком формате, поэтому об этом говорить еще, наверное, рано.

Александр Торбахов родился в 1971 году в Москве. В 1988 году он поступил в Московский Авиационный Институт на факультет «Системы управления летательных аппаратов». Закончив четыре курса МАИ, в 1992 году Торбахов поступил на дневное отделение факультета Международных экономических отношений МГИМО, чтобы получить параллельно второе высшее образование. Учебу на последних курсах МГИМО совмещал с работой в аудиторской компании «Делойт и Туш». После работал финансовым директором банковской группы «Никойл», вице-президентом БГ «Уралсиб», вице-президентом «Росгосстраха». С 2009 года Александр Торбахов занимает должность генерального директора ОАО «ВымпелКом».

Беседовал Сергей Антонов,
Фото: Денис Яковлев, Просторы России, специально для ИА МЕДИАТРОН